Какое коварство

Пенсионер Верблюжанский любил сидеть на скамейке у подъезда. А может, и не любил, но сидел подолгу и каждый день. Он был опытным пенсионером, давно преодолевшим "не знаю куда себя деть" первых пенсионных дней. Всем этим он переболел ещё в застойные годы, а на скамейке пересидел все потрясения последних лет: зарю перестройки, показ "Рабыни Изауры" и введение талониальной системы.



Верблюжанского мало кто замечал. Разве что за три для до официального объявления сердобольные старушки предупреждали его об обмене крупных по тем временам купюр. Он сохранил верность скамейке и тогда, когда весь подъезд курсировал между продовольственными магазинами и собственными антресолями, готовясь к повышению цен.



Его беспечный вид раздражал соседей. "Он еще об этом пожалеет!" - утешались они. Каждую неделю население подъезда тревожили ложные, то верные слухи о предстоящем исчезновении спичек, соли, хлеба, разменной монеты, Президента страны... На все приходилось живо откликаться, и только Верблюжанский сидел себе на скамеечке, вызывая всеобщую ненависть.



В дни напряженной подготовки к введению свободных цен уже никто не мог пройти мимо него, чтобы не сказать что-то вроде: "Верблюдов, ты что - колючки есть будешь ?", или "Чему вы, Верблюжин, детей учите? Им же еще жить да жить!". Собираясь на кухне за чаем и блинами, обыватели показывали пальцами в окно на сидящего Верблюжанского и злорадствовали: "Скоро, скоро мы посмеемся, когда он забегает по гастрономам, да поздно будет!".



Утром, в первый день свободных цен, Верблюжанского на скамейке не оказалось. "Опомнился!" - язвили соседи, вылавливая моль в мешках с мукой. Но оказалось, что вдоволь и неплохо пожив на этом свете, Верблюжанский ночью тихо отошел в мир иной.



Возмущению общественности подъезда не было предела.

0

Похожие новости


Комментарии (0)

Добавить комментарий

  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги