Пятьсот коньяка плюс еще триста

До сей поры не стерлись воспоминания о командире бригады кораблей Черноморского флота, под командованием которого имел честь служить. Это был высокий и статный капитан 1 ранга, за гордую осанку офицеры между собой называли его «монументом». Монумент в придачу ко всем своим достоинствам обладал громогласным басом, быть может, поэтому он так любил по понедельникам строить на причале офицеров соединения и устраивать им разнос. Разносы имели суровый характер, но в сочетании с красивым басом комбрига и его здоровым чувством юмора, всегда достигали поставленной воспитательной цели.



В одно прекрасное летнее утро понедельника офицеры стояли в строю в предвкушении особо жесткого разноса. Дело в том, что накануне два молодых лейтенанта очень душевно проводили вечер в кафе Дома офицеров. Все было прекрасно, вкусный ужин под коньячок, приятная музыка, много красивых женщин за столиками. Но так не бывает, чтобы все время было хорошо. Перед самым закрытием заведения, офицерам уж очень не понравилось хамское поведение двух гражданских по отношению к молоденькой девушке. Подошли, вступились, в результате завязалась драка со всеми обязательными спутниками данного события, такими как разбитая посуда, мебель и оконные стекла. Закончилось тем, что прибывший на шум помощник коменданта с усиленной патрульной группой, арестовал лейтенантов и отправил их на гауптвахту.



По советским временам это было страшное ЧП, бросавшее тень на весь коллектив соединения кораблей. Проявление рыцарских чувств было ни чем по сравнению с моральным падением, которое нашло проявление в пьяной кабацкой драке. Да уж, таковы были партийные установки времен застоя.



И вот, стоящий перед строем комбриг – монумент, начал о того, что в нашем социалистическом обществе, каждый человек имеет право на отдых, даже молодой лейтенант. Лейтенант имеет право посидеть в ресторане или кафе при этом, никто не будет против, если он закажет и выпьет 500 граммов коньяка. Услышав произнесенную фразу про 500 граммов, начальник политотдела решил подкорректировать дозу в меньшую сторону. Он склонился к уху комбрига и прошептал: « Триста… Триста, не пятьсот, а триста.». Монумент, явно не довольный тем, что его перебивают, с минуту пристально смотрел на своего комиссара, затем, опять обращаясь к офицерам, громогласно добавил: «Ну ладно, черт возьми! Выпил пятьсот, закажи еще триста! Но зачем же посуду бить!»



Радует, что данной истории выпал счастливый исход. Та молоденькая девушка, которую лейтенанты оградили от хамов, оказалась племянницей командира базы. Утром она рассказала дядюшке о ночном происшествии. Адмирал был человек грозный, но справедливый, и очень любил племянницу. Он лично распорядился освободить лейтенантов и даже прислал за ними свою персональную «Волгу», на которой они с почетом вернулись на свой корабль.

0

Похожие новости


Комментарии (0)

Добавить комментарий

  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив